f3bc5676

Гуревич Георгий - Борьба С Подземной Непогодой



Георгий ГУРЕВИЧ
Борьба с подземной непогодой
1.
CТОЯЛА глубокая осень. Охотское море было одето непроглядным туманом.
Виктор дышал холодной сыростью и смотрел, как выплывают из молочной
мглы серо-зеленые валы. Хотя его жестоко мучила морская болезнь, он не
уходил в каюту, ибо настоящий геолог должен стойко переносить лишения и
не терять работоспособности. Работы у Виктора пока еще не было, но он
мог тренировать свою стойкость.
Когда пароход вошел в Авачинскую бухту, на сопках повсюду лежал снег.
Авача красовалась в своем голубовато-белом наряде, словно гордилась
обновками. Кто бы подумал, что под этим белоснежным покровом скрывется
свирепый вулкан, словно волк в бабушкином чепце.
Железных дорог на Камчатке все еще не было, здесь путешествовали или на
самолете, или на собаках. Виктору пришлось воспользоваться лохматой
тягой. Вдвоем с проводником он прошел 300 километров на лыжах (собаки
везли аппаратуру), с непривычки уставая, мучась с собаками и с
восторгом встречая каждое приключение. Для того его и учили в
институте, чтобы по нетронутому снегу мчаться за собачьей упряжкой,
наращивать сосульки на меховом воротнике, ночевать на снегу у
догоревшего костра, обмораживать щеки и оттирать их. Никаких удобств!
Как говорил Сошин: "Удобства - палка о двух концах. Запасливый - раб и
сторож вещей, умелый - владыка своего времени. Запасливый выгружает и
нагружает, умелый находит минералы".
Виктор устал, продрог, каждый мускул у него болел от напряжения, но он
радовался лишениям. Наконец-то, он приближается к настоящей геологии.
На последнем переходе собаки вывалили его из саней и умчались вперед.
Проводник погнался за ними, Виктор остался один. Одна лыжа у него
сломалась и кое-как, ковыляя на полутора лыжах, Виктор шел по следу
целую ночь напролет. В темной тайге было жутковато. Он нервно
прислушивался к ночным шорохам. Издалека доносился вой, волчий или
собачий - Виктор еще не умел различать. На полянах, где снег был
тверже, след саней и лыжня пропадали. Тогда Виктор искал среди ветвей
ныряющий ковш Большой Медведицы и, на продолжении первых звезд - Альфы
и Беты, мерцающую Полярную. И Виктор был очень горд, когда поутру он
вышел на опушку и увидел за рекой большую деревню с домами,
разбросанными без всякого порядка по камчатскому обычаю. Здесь было
слишком много свободной земли, а дорог и строений - слишком мало,
поэтому незачем было выстраивать в ряд немногочисленные дворы. В
стороне от деревни на ближнем берегу стоял большой дом, похожий на
сельский клуб или школу. Алый флаг рдел на снежном фоне, словно горячий
уголек в золе. Виктор узнал вулканологическую станцию (он видел ее на
фотографиях) и поспешил к дому, который должен был стать его
собственным домом, по крайней мере, на год.
2.
НА дальних зимовках очень любят приезжих, и Виктора встретили, как
долгожданного родственника. Пока женщины хлопотали на кухне, мужчины
повели его в камчатскую баню. В ста шагах от станции из-под земли
выбивался горячий источник. Он был окутан густым паром и окаймлен
зеленью. В это морозное утро среди бесконечных снегов трава выглядела
просто нелепо. Казалось, художник по ошибке капнул зеленой краской на
зимний пейзаж. Температура воды доходила до 75 градусов, поэтому
залезть в источник было нельзя и зимовщики мылись в специально вырытой
яме, где смешивалась горячая подземная вода и ледяная - из проруби на
близлежащей реке.
Потом в честь новоприбывшего был устроен целый пир. Виктор испробовал
все местные дел



Назад