f3bc5676     

Гунин Лев - Русалка



Лев Гунин
Русалка
"Смотрись в зеркало, - шептал ей какой-то внутренний голос. Она подошла
к трюмо и принялась осматривать свое чистое, розовое тело. Лицо у неё было
заспаное: она ещё не умывалась. В глазах светилась ленивая прохлада. Она
потянулась. Красные кончики грудей приятно выделялись на розовых кружках
вокруг них. Гладкие, покатые плечи и нежная, в белых пятнышках, кожа
прекрасно гармонировали с ровным подбородком и чуть выделявшимися ключицами
у плечей.
Она была довольна собой. "Если бы Марик увидел меня такой, - подумала
она. Она повернулась спиной и посмотрела на свои ноги, на округлые бёдра, на
ямочку ниже спины.
Однако, пора умываться. Она, задумчиво погладив зеркало рукой, словно
нехотя, оторвалась от него и пошла в ванную. Она понравилась себе сегодня!
Тёмные длинные волосы рассыпались по плечам - она не хотела их убирать.
В ванной она всё время думала о том, что Марик был бы оражён, увидев её
красоту, и при мысли об этом по телу азливалась приятная истома. Она
пыталась представить, то на неё смотрит мужчина. Душ давно валялся в ванне
без ела. Струи воды били вокруг, а она стояла и с немым тупением смотрела на
кафель. "Представь, что тебя гладит ука, - шептал голос. И её рука уже
незаметно ощупывала ивот, хватаясь за волосы, ползла выше, массажными
движениями гибала и разгибрла прямые соски так, что они становились пругими,
"распускаясь" под рукой Татьяны.
Вдруг что-то больно кольнуло у неё в груди. Она стала, ироко расставив
ноги, и опустила руку между ног. Пальцы ё нервно теребили жёсткую кожистую
перепонку, всё ближе ридвигаясь той заветной черте, которую каждый мужчина
читал бы верхом земного блаженства. Пальцы у неё были олодными и чужими, и
это было ещё приятней. Она вздрогнула, огда пальцы её уткнулись в отверстие.
Оно было влажным и орячим. Ещё минута, и низ живота стал бы машинально
жиматься. Она бы согнулась в пояснице, обмякла, начала бы езумно держаться
за стены...
Но она вовремя сдержалась.Убрав руку, она отвела её перед обой, и, не в
силах унять дрожь, смотрела, как рука её елко-мелко дрожит и трясётся. Руки
её сильно дрожали. Дыхание
неё спёрло. Она тяжело и часто дышала, чувствуя, что кровь
дарила ей в лицо. Постепенно посторонние предметы начали озвращать её к
жизни. Сначала она услышала журчание струй, отом ей бросился в глаза
металлический, блестящий обод душа, , наконец, она поняла, что стоит в ванне
и что ей тановится уже очень холодно. Тогда она подняла душ и снова ринялась
мыться.
Марик был ее первой мечтой. Стройный, красивый (а к тому е спортсмен)
он возымел на неё влияние, какое обычно казывает заразительно весёлый
характер на заразительно расивую девушку. В школе они сидели за одной
партой, но она е могла сказать ему просто, что даже такой близости ей
едостаточно, а Марик, почему-то, сам не признавался ей ни
чём подобном.
С ним она познала первые прелести реальной физической лизости. Не раз
под партой она осторожно дотрагивалась о его ноги. Марик сидел прямо, глядя
на доску, и его нимательный взгляд, казалось, отсутствовал здесь, за партой.
х колени были рядом, касаясь друг друга. Её - в узорчатых улках, и его в
наглаженных брюках. Ей это было приятно. на пыталась придвинуться ближе, но
боялась, чтобы соседи не аметили этого. И она сидела тихо, стараясь нажать
коленом на го ногу, потереться о неё. Но он, казалось, был ко всему
езучастен.
С каждым днем она познавала всё новое. Теперь рикосновение к его ноге
уже не представлялось ей таким риятн



Назад