f3bc5676

Гумилев Николай - Записки Кавалериста



Николай Гумилев
ЗАПИСКИ КАВАЛЕРИСТА
I
Мне, вольноопределяющемуся-охотнику одного из кавалерийских полков, работа
нашей кавалерии представляется как ряд отдельных, вполне законченных задач, за
которыми следует отдых, полный самых фантастических мечтаний о будущем. Если
пехотинцы -- поденщики войны, выносящие на своих плечах всю ее тяжесть, то
кавалеристы, -- это веселая странствующая артель, с песнями в несколько дней
кончающая прежде длительную и трудную работу. Нет ни зависти, ни соревнования.
"Вы -- найти отцы, -- говорит кавалерист пехотинцу, -- за вами, как за
каменной стеной".
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Помню, был свежий солнечный день, когда мы подходили к границе Восточной
Пруссии. Я участвовал в разъезде, посланном, чтобы найти генерала М., к отряду
которого мы должны были присоединиться. Он был на линии боя, но где
протянулась эта линия, мы точно не знали. Так же легко, как на своих, мы могли
выехать на германцев. Уже совсем близко, словно большие кузнечные молоты,
гремели германские пушки, и наши залпами ревели им в ответ. Где-то убедительно
быстро на своем ребячьем и странном языке пулемет лепетал непонятное.
Неприятельский аэроплан, как ястреб над спрятавшейся в траве перепелкой,
постоял над нашим разъездом и стал медленно спускаться к югу. Я увидел в
бинокль его черный крест. Этот день навсегда останется священным в моей
памяти. Я был дозорным и первый раз на войне почувствовал, как напрягается
воля, прямо до физического ощущения какого-то окаменения, когда надо одному
въезжать в лес, где, может быть, залегла неприятельская цепь, скакать по полю,
вспаханному и поэтому исключающему возможность быстрого отступления, к
движущейся колонне, чтобы узнать, не обстреляет ли она тебя. И в вечер этого
дня, ясный нежный вечер, я впервые услышал за редким перелеском нарастающий
гул "ура", с которым был взят В. Огнезарная птица победы в этот день слегка
коснулась своим огромным крылом и меня. На другой день мы вошли в разрушенный
город, от которого медленно отходили немцы, преследуемые нашим артиллерийским
огнем. Хлюпая в черной липкой грязи, мы подошли к реке, границе между
государствами, где стояли орудия. Оказалось, что преследовать врага в конном
сгорю не имело смысла: он отступал не расстроенным, останавливаясь за каждым
прикрытием и каждую минуту готовый поворотить -- совсем матерый, привыкший к
опасным дракам волк. Надо было только нащупывать его, чтобы давать указания,
где он. Для этого было довольно разъездов. По трясущемуся, наспех сделанному
понтонному мосту наш взвод перешел реку.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Мы были в Германии. Я часто думал с тех пор о глубокой разнице между
завоевательным и оборонительным периодами войны. Конечно, и тот и другой
необходимы лишь для того, чтобы сокрушить врага и завоевать право на прочный
мир, но ведь на настроение отдельного воина действуют не только общие
соображения, -- каждый пустяк, случайно добытый стакан молока, косой луч
солнца, освещающий группу деревьев, и свой собственный удачный выстрел порой
радуют больше, чем известие о сражении, выигранном на другом фронте. Эти
шоссейные дороги, разбегающиеся в разные стороны, эти расчищенные, как парки,
рощи, эти каменные домики с красными черепичными крышами, наполнили мою душу
сладкой жаждой стремленья вперед, и так близки показались мне мечты Ермака,
Перовского и других представителей России, завоевывающей и торжествующей. Не
это



Назад