f3bc5676

Гуль Роман - Ягода



Роман Гуль
ЯГОДА
(Сохранена орфография тех лет)
По смерти Менжинского начальником тайной коммунистической полиции стал Г.
Г. Ягода. Coвременной Россией правят, в сущности, два человека: диктатор
Сталин и его министр полиции Ягода. В этом нет преувеличения. Оба с некоторой
оговоркой напоминают фигуры Наполеона и Фуше. Оговорка же та, что, как азиат,
Сталин является каррикатурой на Наполеона, так и Ягода - каррикатура на Фуше.
Но Сталину посвящаются монографии, а Ягода остается в полной тени.
Цивилизованный мир даже не знает эту первостепенную фигуру Кремля, главную
опору коммунистической диктатуры. А она заслуживает внимания.
Прежде всего, Ягода кровав так, как никто из чекистов. По своей кровавости
он, конечно, во сто крат превзошел Жозефа Фуше: по моральной низости Ягода с
ним спорит; но по интеллектуальному уровню Ягода годится разве что в лакеи
знаменитому якобинцу, "победителю" императора Наполеона и министру Людовика
XVIII-гo.
Взаимоотношения Сталина и Ягоды составят когда-нибудь интереснейшую главу
в закулисной истории российской революции. Говорят, Ягода ненавидит Сталина и
дрожит перед ним так же, как дрожал и ненавидел Наполеона Фуше. Но Ягода,
конечно, никогда не "победит" Сталина, даже если у Сталина будет свое
Ватерлоо. Этот вышедший из темноты чекистских подвалов, залитый кровью человек
слишком ничтожен, чтобы играть самостоятельную роль. Именно поэтому и Сталин
никогда не уничтожит Ягоду.
Размеры власти Ягоды безграничны. Это хорошо знают граждане СССР, на горле
которых лежит рука министра коммунистической полиции; и еще лучше эту власть
знают коммунисты, на горле которых лежит та же густо-испачканная кровью рука
Ягоды.
Кто ж он, этот кремлевский вельможа? Откуда пришел к креслу Министра
полиции? Где разыскала большевистская революция для своего паноптикума эту
фигуру с изжелта-мертвенно-бледным лицом, с обрывком усов над губой и тупыми
сумасшедшими глазами?
Как когда-то возводимым в дворянство сановникам составлялись гербы и
писались родословные в рисованными генеалогическими древами, так и теперь
Коммунистическим вельможам кремлевские биографы сочиняют "славные
революционные" биографии.
Сочинили, конечно, и для Ягоды. Но для обер-чекиста революционную
биографию сочинять, вероятно, было трудновато, ибо до октября у Ягоды, не
только уж "революционной", но вообще никакой биографии не было.
Его, вероятно, не замечала даже собственная квартирная хозяйка. Зато
октябрь из этого ничтожества сделал - министра коммунистической республики.
Но постараемся, хотя бы несколько проредить биографический туман вокруг
Ягоды. Его настоящая фамилия - Ягуда. А полное имя всесильного министра тайной
полиции - Генрих Григорьевич. По национальности он еврей. По основной
специальности - фармацевт. Родился в 1890 году в небольшом местечке Царства
Польского, в бедной семье; был единственным сыном среди многих дочерей; но в
то время, как сестры будущего чекиста кое-как пробивались, учась на медные
гроши в столицах, любимый сын Генрих ни к какому учению не был способен.
Это был тупой, мрачный неудачник, о каких еврейская пословица говорит: -
"Возьмись они торговать шляпами, люди с этого дня станут рождаться без голов,
задумай они продавать сапоги, люди станут рождаться без ног". И родители Ягоды
радостно вздохнули, когда будущий "министр" правдами и неправдами выдержал
экзамен на звание "аптекарского ученика" и поступил в небольшую нижегородскую
аптеку.
Ничего характерного не было в фармацевте Ягод



Назад