f3bc5676

Гудков Валерий - Дорога



Валерий Гудков
Дорога
Краулер, буксуя и взметая грязь, медленно продвигался по болотистой
почве. Буйные заросли древовидного папоротника поднимались высоко над
землей, и продираться сквозь них было чрезвычайно трудно. Двое в кабине
постоянно чертыхались и переругивались. С первого взгляда могло
показаться, что они недовольны друг другом. Но Бен и Алексей были
друзьями, и притом - очень близкими. Они постоянно летали вместе, и с
таким же постоянством составляли экипаж разведывательного краулера на
планетах. Бен обычно занимал место водителя, а Алексей исполнял
обязанности штурмана и связиста. В общем, как и на корабле, Бен - второй
пилот, Алексей - штурман.
Не поворачивая головы, Бен скосил глаза на Алексея:
- Алек, как ты думаешь, какой сейчас период переживает планета?
- Если проводить аналогию с Землей, наверное, каменноугольный.
- И я так думаю. Вчера у реки крокодилы ползали.
- Тогда уж стегоцефалы.
- Один черт.
- Да нет, стегоцефалы подлиннее и потолще.
- А может, это просто гигантский крокодил обожрался?
- А гигантские пауки и метровые стрекозы? Они что, тоже обожрались?
- Ага.
- Иди ты...
- Далеко.
- Что далеко?
- Идти, куда ты посылаешь.
- Ну, тогда сиди.
- Спасибо... Алек, давай телезонд повыше поднимем.
- Давай.
Кружившийся над ними в нескольких десятках метров телезонд начал плавно
набирать высоту. На обзорном экране заскользили верхушки папоротников,
сливаясь в один сплошной ковер. На краю экрана появилась полоса, свободная
от растительности, как будто кто сделал просеку в зарослях. Ее они
заметили еще с орбиты и долго не могли понять, что же это такое. Да и
сейчас не знали. Шириною метров в сто пятьдесят и длиною около десяти
километров, она была совершенно прямая и по самой середине ее проходила
узкая темная полоска. Вот к ней-то и проламывался через дебри краулер.
Прошло с полчаса, и они въехали на просеку. Еще несколько десятков
метров - и краулер остановился на полосе, проходящей по ее середине.
Ширина метров десять. На поверхности, напоминающей толстое голубое стекло,
ни единой царапинки. Будто только что тщательно отполирована. Бен бросил
управление и повернулся к Алексею:
- Что скажешь, Алек?
- Похоже на дорогу.
- В каменноугольном периоде? При отсутствии разумной жизнедеятельности?
- А может, здесь все по-другому? Может, мы просто не заметили разумную
жизнедеятельность?
- Ну, ты даешь! Дурацкую просеку заметили, а все остальное нет. Так,
по-твоему? И потом, почему дорога? Дорога ведь должна куда-то вести, а эта
никуда не ведет. Скорее уж взлетная полоса.
- Угу, для твоих объевшихся стрекоз.
- Я серьезно.
- Я тоже. Кому нужна взлетная полоса в каменноугольном? Только
стрекозам.
- Да ладно тебе! Может они прилетели с другой планеты?
- Все планеты системы безжизненны, кроме этой.
- Они могли прилететь из другой системы.
- А полоса для чего?
- Для десантных ботов.
- Наши взлетают вертикально или с воды. А они, думаешь, дурнее нас?
- Тоже верно. Что будем делать?
- Давай выйдем.
Проверив герметизацию скафандров, они выбрались наружу. Покрытие полосы
приятно спружинило под ногами. От удара двери тамбура о борт с нее слетел
ком грязи и, упав на полосу, начал медленно погружаться. Прошло несколько
мгновений, и он исчез. Заинтересованно хмыкнув, Бен столкнул на дорогу еще
кусок грязи. Повторилось то же самое. Достав нож, он попытался ковырнуть
то место, где только что исчезла грязь. Нож скользнул по зеркальной
поверхности, не оставив ни малейшей царапинки. Б



Назад