f3bc5676

Гуданец Николай - Заложники



Николай Гуданец
Заложники
Глава 1
ТРЕВОГА И КОРЯГА
Миром правит закон подлости, поэтому сигнал боевой тревоги всегда звучит
некстати. К примеру, сидит человек на толчке и тужится, занятие интимное и
нелегкое, а тут, здрасьте, нате вам, по всему крейсеру вой сирены и топот.
Скажи спасибо, ежели успеешь подтереться и застегнуться. Не далее как вчера его
превосходительство адмирал, скотина, изволили объявить боевую тревогу во время
обеда. Найк только-только за сладкое принялся и едва не опрокинул креманку себе
на брюки. А когда объявили отбой и Найк вернулся в столовую, едва початая
порция фруктового мороженого уже превратилась в теплый сиропчик. Экая досада!
Что обиднее всего - заранее ведь никогда не подгадаешь, где ты будешь
околачиваться, когда тревога грянет, иной раз приходится поспешать до своего
катерка через весь крейсер по двум радиальным шахтам, и попробуй только не
уложиться в норматив, будь он неладен. Адмирал перед строем распечет на все
корки и зафугует на губу, а то и очередного отпуска лишит в придачу.
На сей раз надрывный вой сирены застал Найка в каптерке у Дамохи.
Вообще денек выдался жутко невезучий, с самой? подъема одни сплошные
огорчения.
На утреннем построении сундук Блазич, зараза, придрался к Найку из-за
пятнышка на бляхе и влепил два наряда вне очереди. За обедом опять пришлось
давиться овощной консервной похлебкой, от которой изжога подкатывает под самые
гланды. Кормят всяким дерьмом и еще требуют образцовой боеготовности. А сразу
после обеда угораздило попасться на глаза все тому же Блазичу, который отправил
Найка на подмогу каптерщику Дамохе сортировать поношенное обмундирование в
целях списания оного. Насчет положенного по уставу послеобеденного отдыха и
заикаться не моги, тут же получишь еще наряд за пререкания.
Старого барахла в углу каптерки накопилось невпроворот. Ладно, службу
знаем, не первый год на космофлоте. Для начала Найк с Дамохой разворошили
тючок-другой, раскидали шмотье по полу и решили в порядке заслуженного отдыха
перекинуться в ширки. Хотя Найк прямо кишками чуял, что в такой нескладный день
садиться играть не стоит, но Дамоха его-таки уломал перекинуться по маленькой,
всего по четвертаку за брабер. Ну, любимая колода с голыми лялечками у Найка
всегда при себе, в нагрудном кармане. На орбитальном патрулировании вообще-то
заняться особенно нечем, вот каждый и развлекается по мере сил: личный состав
режется в хрык, адмирал то и дело объявляет боевую тревогу.
К двери привалили мешок поувесистей, чтоб никто не вперся без спросу, и
сели за игру. Как и следовало ожидать, Найку чертовски не везло, ему шли одни
клупки, в лучшем случае пеоны, а Дамоха на каждой раздаче собирал то малый
хрык, то корону, и вскоре он выигрывал не меньше трех империалов.
- Не горюй, браток, в игре не суропит, зато в любви покатит, - с ухмылкой
утешил Дамоха, снова разверстав ширки на ящике с ботинками, служившем им
ломберным столиком.
- Обязательно, - откликнулся Найк, уныло колупая ногтем сисястую лялечку
на девятке зузей. - Не иначе сам адмирал меня вздрючит. Ну, что там у тебя?
Дамоха прямо-таки расплылся от удовольствия, с прищуром глядя поверх
развернутых веером широк.
- У меня корона цельная без обмена.
- Покажь.
Каптерщик торжествующе предъявил комбинацию, а окончательно скисший Найк
кинул свои ширки рубашкой кверху.
- Ну что, хватит? - спросил он.
- Как хочешь. Может, попробуешь отыграться?
- Нет, сегодня какая-то сплошная непруха. - Найк собрал колоду и суну



Назад