f3bc5676

Гуданец Николай - Тройное Навечное Заклятие



Николай ГУДАНЕЦ
ТРОЙНОЕ НАВЕЧНОЕ ЗАКЛЯТИЕ
Фантастический рассказ
- Господин полковник, вас спрашивает какая-то старая дама, - доложил
адъютант, вытянувшись в струнку.
Полковник Фухлер оторвался от созерцания своего письменного стола.
Общеизвестно, что чем выше чин и должность, тем меньше на столе бумаг и
больше телефонов. Перед полковником лежало три секретных досье, сбоку
красовались три разноцветных телефона. Испытания в лаборатории шли полным
ходом, и близился час, когда одна из папок с документами бесследно
исчезнет, уступив место кнопочному аппарату прямой высокочастотной связи.
Именно об этом грезил полковник Фухлер перед появлением адъютанта.
- Кто такая, зачем? - отрывисто спросил он.
- Некая госпожа Гайнц, жительница городка. Сказала, что вы ей нужны
по безотлагательному делу. Причину визита назвать отказалась. Ждет в
приемной.
- Что? Как она там очутилась?
- У нее пропуск на одиннадцать ноль-ноль.
- Кто выписал пропуск?
Адъютант оставался бесстрастным, но крошечная пауза вполне
засвидетельствовала его недоумение.
- Вы, господин полковник.
Фухлер помедлил. Вот уже несколько лет он страдал склерозом на почве
диабета и скрывал это, как мог. Ему совсем немного оставалось до
следующего чина, а там уж пускай за него шевелят мозгами нижестоящие
офицеры. Генеральская фуражка покроет любой склероз.
- Впустить, - распорядился он.
Адъютант открыл дверь и пригласил госпожу Гайнц в кабинет. Она
оказалась малорослой сухонькой старушкой в вязаном платье мышиного цвета.
Седые волосы скручены сзади узлом, на носу круглые очки в стальной оправе.
Полковник встал, предупредительно обошел вокруг стола и встретил даму
точно посредине алой ковровой дорожки.
- Здравствуйте, госпожа э... Гайнц. Садитесь, прошу вас.
- Здравствуйте, полковник, - неожиданно звучным контральто отозвалась
старушка и уселась на стул, приставленный боком к столу. Она держала спину
прямо, не касаясь спинки, как ее, наверно, приучили еще девочкой в
пансионе.
Адъютант подобрал с дорожки проволочную шпильку, подал ее госпоже
Гайнц и, повинуясь взгляду полковника, ретировался.
Полковник опустился в кресло.
- Чем могу служить? - осведомился он, вкладывая в вопрос определенную
дозу прохладцы, точно соответствовавшую цене латунных часиков, болтавшихся
на груди гостьи, и степени потертости ее туфель. Старушка неторопливо
вогнала шпильку в седой узел, кончиками пальцев подоткнула остальные,
торчавшие точно крошечные крокетные воротца.
- Насколько я понимаю, вы главный в этой вашей лаборатории, - начала
она.
- Совершенно верно.
- Значит, я попала туда, куда нужно.
Фухлер озадаченно пожевал губами.
- Позвольте взглянуть на ваш пропуск.
Гостья порылась в ридикюле и протянула полковнику квадратную бумажку
с лиловой печатью. Беглого взгляда ему хватило, чтобы убедиться в
подлинности собственной подписи. И по меньшей мере странно было бы
спросить: "Позвольте, а с какой стати я оставлял его для вас на
проходной?" Склероз, склероз... Полковник хмыкнул.
- Слушаю вас.
- Ах, полковник, вы себе не представляете, до чего вначале мы были
вам рады...
- Мне?
- О, я, пожалуй, неточно выразилась. Я хотела сказать, что все жители
обрадовались, когда узнали, что правительство купило усадьбу покойного
Хагеса, и там будут строить секретную военную лабораторию. Особенно
ликовали те, у кого дочери на выданье. А некоторые прямо гордились, ведь
таким не всякий город, даже большой, может похвалиться, верно?
Из всего этого лепета полковник принял к



Назад