f3bc5676

Гуданец Николай - Сильное Чувство К Зеленым Человечкам



Николай Гуданец
Сильное чувство к зеленым человечкам
Ежели вам доведется побывать у нас в городке и потребуется наладить
сцепление или перемотать моторчик бритвы, милости прошу в мою мастерскую.
Меня зовут Анвер Бьюнк, а где живу - любой укажет.
Чего только я не починял на своем веку. Были примусы - паял примусы.
Теперь вот появились микроволновые печи - я и тут при деле. По мне, так
они лучше примусов, потому как ломаются чаще.
Думаю, нет на свете такой штуки, которую я не мог бы при случае
исправить и привести в божеский вид. Не сочтите, что хвастаю. Просто
однажды мне довелось ремонтировать самую что ни на есть настоящую летающую
тарелку.
Дело было так. Прошлым летом, в субботу, ко мне с утра заявились два
зеленых человечка. С виду люди как люди, даже при шляпах и галстуках,
только физиономии зеленые, как трава. Я не особо удивился, просто подумал,
помнится, что пора завязывать с этим делом. Видите ли, накануне я соорудил
новую вывеску для Хумма, ну и, как водится, угостили меня на славу.
- Привет, - говорит один из зеленых. - Это есть мастерская?
Я вздохнул, пошел и сунул голову под кран. Малость помогло, но
человечки остались.
- Спрашиваем, это есть мастерская? - не отстает зеленый.
Тогда у меня появилось подозрение, что вчерашняя гулянка тут ни при
чем.
- Допустим, - отвечаю, - мастерская.
- Нам надо запаять трубка. Медный такой тонкий трубка. Быстро-быстро.
Я пожал плечами. В конце концов, почему у зеленого человечка не может
сыскаться медной трубки, которую надо срочно запаять. В нашем городке и не
такого навидаешься.
- Дело нехитрое, - говорю. - Давайте ее сюда.
- Нет. Она там. Надо ехать. Там паять.
- Тогда придется раскошелиться, ребятки. Во-первых, за срочность,
во-вторых, за выездную работенку.
Зеленый поморгал растерянно.
- Не понимай.
- Деньги у вас есть? - спрашиваю. - Меньше чем за двадцатку я и пальцем
не пошевельну.
Конечно, я заломил двойную плату: понадеялся, что отстанут. А второй
зеленый парнишка, что молчал всю дорогу, вытащил из кармана увесистый
золотой брусок и протягивает мне.
- Столько хватит?
- Вряд ли у меня найдется сдача, - предупреждаю.
- Какая сдача. Нам трубка паяй. И быстро.
Живо я погрузил паяльные причиндалы в пикап, и мы поехали.
Свою летающую тарелку зеленые ребята посадили на заброшенной ферме
покойного Хагеса - аккурат в амбаре, с которого смерчем снесло крышу.
Снаружи ее и не заметить было. Толком я ничего не разглядел из-за тесноты.
Одно только отполированное брюхо видел, с открытым ремонтным лючком.
Работенка оказалась пустяковая - наложить латку на топливный, насколько я
понял, трубопровод. За полчасика управился.
- Ну, привет, ребятки, - говорю. - Я поехал. Ежели еще чего
понадобится, милости прошу.
Вижу, зеленые замялись чего-то, моргают.
- Есть вопрос, - бормочет один.
- Валяйте.
- Нам очень нужны чувства. Сильные-сильные чувства. Мы согласны плату.
Хорошую плату.
Поначалу я ничего не мог уразуметь. Какие такие сильные чувства? И на
кой ляд они зеленым ребятам? Но они мне втолковали, что их двигатель
работает не на бензине или там уране, а на чувствах, то бишь эмоциях. Это,
дескать, самое мощное горючее на свете. Когда ихний трубопровод лопнул,
все чувства из бака улетучились, и пришлось делать вынужденную посадку.
Теперь тарелку надо заправить, и штука в том, что своих эмоций у зеленых
нет как нет, слишком далеко эволюция зашла.
Я от всей души им посочувствовал. У нас в городке всякое случается, в
основном по пьяной лавочке



Назад