f3bc5676

Гуданец Николай - Дорога К Дому



Николай Гуданец
Дорога к дому
Обычно он добирался до дому электричкой, но сегодня поехал на автобусе.
Пускай дольше, зато не пришлось брести до вокзала навстречу ветру,
перемешанному с колкой снежной крупой. А он изрядно навьючился: подарок
жене, подарок дочке, мандарины, колбаса и прочая снедь, под мышкой коробка
с электрической елочной гирляндой.
День прошел по обычному предпраздничному распорядку. С утра в
лаборатории никто палец о палец не ударил. Слонялись, болтали, курили,
изнывали, не зная, куда себя приткнуть. Наконец завлаб посмотрел на часы и
сказал "пора". Стали сдвигать столы, сооружать бутерброды, специально
сэкономленный спирт развели, бутылку положили остужаться между рамами, для
конспирации обернув мятой "вечеркой".
Засиживаться он не стал. После первых тостов, когда все дружно закурили
и загалдели, он улизнул и пустился рысцой по магазинам. Запарка с годовым
отчетом вышла такая, что насилу успел запастись елкой, а подарки и прочее
откладывал со дня на день, вот и дотянул до самого тридцать первого.
Стужа пробирала нешуточно. Он сновал по городу перебежками, от мясного
к подарочному, от культтоваров к овощному, всюду - лихая предпраздничная
сутолока; уже в сумерках, пронизанных слюдяными стрелами пурги, очутился
возле планетария, на конечной автобуса. Никаких сил не осталось топать до
вокзала, хотя электричкой почти вдвое быстрее.
Кое в чем на прежней квартире жилось удобнее - центр, все под боком, на
работу пешком. Они переехали недавно, осенью; привычка к окраинной жизни
давалась с трудом. В основном из-за езды, съедающей уйму времени. Утром
собираешься, как в путешествие, - знаешь, что до самого вечера не попадешь
домой, не забежишь за зонтиком или перехватить бутерброд. С другой же
стороны, район тихий и зеленый. За окнами не трамвай, от зари до зари
громыхающий, а лесок. Есть где прогуляться с дочкой, развеяться. С премии
надо бы лыжи купить. А то уж обрисовывается животик, в его-то годы. Нет,
хорошо, что прежний дом снесли. И главное - теперь без соседей. Не так уж
много их было, соседей, и безвредные, не жлобы и не алкаши, но коммуналка
есть коммуналка, что там говорить.
Подошло сразу два автобуса, оба маршрута годились. Он влез во второй,
точнее, впихнула толпа; повезло, что нашлось свободное место, а то уже
ноги не держали. Взгромоздил на колени портфель, авоську, коробку с
гирляндой. Окно заросло льдом наглухо. Предыдущий пассажир протер на
уровне глаз круглую дырочку, уже подернутую тусклой плесенью инея. Он
подышал, потер перчаткой.
Автобус заурчал, зашипел дверной пневматикой, тронулся. Радужными
одуванчиками за окнами поплыли фонари.
Хорошо. Хорошо ехать домой, усталым и навьюченным. А дома жена, дочка,
елка, и завтра можно отоспаться, благо праздник. Хорошо.
Праздник есть праздник, но самый лучший - Новый год. С Новым годом, с
новым счастьем. А зачем оно, новое? Хватит за глаза и того, что есть. Он
давно и твердо знал, какое оно, счастье. Это когда на работу идешь с
удовольствием, а домой возвращаешься с радостью Чего еще желать человеку.
Даже не глядя в окно, он знал, где едет. Вот парк, музей, остановка.
Поворот, еще остановка, напротив театр. Народу набилось битком. Теперь
мост через реку, вираж на разводке, еще остановка. Несколько поворотов, и
началась прямая четырехрядная магистраль, взбегающая на железнодорожный
виадук.
Дальнейший путь автобуса он представлял смутно, никак не мог упомнить.
От планетария к его дому пролегало два маршрута. Они разве



Назад