f3bc5676

Губин Валерий Дмитриевич - Звездная Пыль



Валерий Дмитриевич ГУБИН
ЗВЕЗДНАЯ ПЫЛЬ
Фантастический рассказ
В доме все было перевернуто вверх дном - готовились к переезду.
Бабушка послала Николая на чердак.
- Найди там коричневый саквояж, в нем бумаги твоего прадеда. Ни дед,
ни отец ими не интересовались, а я все хранила. Посмотри, может быть, есть
что-нибудь стоящее. А нет, так надо выбросить.
Николай полез на чердак, где, наверное, не был с самого детства,
когда с замирающим сердцем прятался здесь от сестры за развалинами
доисторического буфета или позже набивал себе карманы никелированными
шариками, отвинчивая их от искореженных кроватей. Среди вороха тряпья,
сломанных стульев и худых ведер он нашел, изрядно покопавшись, саквояж,
покрытый пылью в палец толщиной. Сидя тут же, на трехногом стуле, он
листал папки с пожелтевшими хрупкими страницами - письма, заявления,
какие-то стихи, бесчисленные, в рукописях и оттисках, статьи по
садоводству. Прадед был известным, даже знаменитым в свое время
селекционером, издал несколько книг и, кажется, читал лекции в
университете.
Тут из папки выпал плотный, блестящий, сложенный пополам лист
картона. "Видимо, диплом, - подумал Николай, наклоняясь за ним, - какая,
однако, бумага. Не покоробилась и ничуть не пожелтела. Умели тогда
делать".
Он развернул лист. На левой стороне крупным, необычным шрифтом было
напечатано:
Межгалактическая ассоциация
Совет по контактам
А чуть ниже помельче:
За большие заслуги перед ассоциацией в области культурных контактов
Совет обязуется немедленно выдать предъявителю этого документа любой из
товаров прилагаемого списка.
На правой стороне совсем мелким шрифтом был огромный список этих
товаров, весьма необычный список. За первым номером там, например, стояли
дрожки прогулочные, с сиденьем из ореха, обитым мягкой кожей, потом шел
локомобиль паровой с набором приводных ремней, были там охотничьи ружья
неизвестных Николаю марок, пимокатный станок, мраморный умывальник,
антология английской поэзии от Чосера до Байрона в 4-х томах в сафьяновом
переплете, набор ножей и кинжалов дамасской стали с гравировкой и
инкрустациями, подзорная труба восьмикратного увеличения фирмы "Буркрафт и
сыновья", были даже рыбацкие сапоги, галоши, дорожный туалетный набор из
восьми предметов в чемоданчике, сборник басен Крылова с автографом автора,
дуэльные пистолеты, установка для производства фейерверка и многое, многое
другое.
Весь этот удивительный сегодня набор, вероятно, мог бы вполне
удовлетворить любого помещика, ремесленника или образованного горожанина
середины XIX века.
"Интересно, какие заслуги были у моего прадеда перед такой щедрой
межгалактической ассоциацией? Если, конечно, эта бумага не его собственный
розыгрыш. Но где можно было напечатать подобный документ?"
Николай перевернул лист и на обороте прочитал еще одну фразу:
По всем вопросам получучения заказа обращаться: Москва, 2-й
Самотечный переулок, дом 4. Торговая контора купца Храмова.
Николай положил документ в карман, отряхнул саквояж от пыли и стал
спускаться вниз.
"Если бумага не липовая, - размышлял он, помогая грузить машину, - то
что значит для ассоциации 130 - 140 лет. Их представитель все равно должен
там сидеть. Надо сходить. Хотя, конечно, это очень смешно".
Через неделю он решился и поехал на Самотеку. Во втором переулке
действительно стоял дом номер 4, на нем была вывеска учреждения с
немыслимой аббревиатурой, что-то вроде "Минпромвиаспецбуммонтаж". Николай
прошел мимо вахтера, который не обратил на н



Назад