f3bc5676

Губин Валерий Дмитриевич - Случайное Знакомство



Валерий Дмитриевич ГУБИН
СЛУЧАЙНОЕ ЗНАКОМСТВО
Фантастический рассказ
Она была такая некрасивая, что некоторые мужчины невольно
вздрагивали, вглядываясь в ее лицо. Толстый, весь в бугорках, нос,
маленькие, почти без ресниц, глаза, пористая кожа, да к тому же странное
фиолетовое пятно на левой щеке. Еще в школе из-за фамилии Морковина ее для
краткости прозвали Репой, и это прозвище переползало за ней из класса в
класс, а потом каким-то чудом и в институт, хотя никто из одноклассников с
ней вместе дальше не учился. После института она работала в поликлинике,
училась в ординатуре, даже пробовала писать диссертацию, но бросила - не
хватило душевных сил, мучило одиночество. Она давно уже примирилась со
своей внешностью, с тем, что ей никогда не найти ни мужа, ни хотя бы
временного спутника жизни, в силу ее тяжелого характера подруг она тоже не
имела, и к тридцати пяти годам ее все чаще начала посещать мысль о том,
что не худо было бы однажды прекратить самой это невыносимо тягостное,
бессмысленное существование.
С этой же жуткой мыслью о самоубийстве она сидела однажды в скверике
у театра, когда вдруг почувствовала, что на нее кто-то смотрит с соседней
скамейки. Подняв глаза, увидела красивого пожилого мужчину, почти совсем
седого, в коричневом замшевом пиджаке, который внимательно и даже серьезно
смотрел на нее. Она досадливо отвернулась: "Верно, думает: "Ну и морда!" -
и тут же услышала голос:
- Разрешите присесть рядом с вами?
Подняв голову, она увидела, что он уже стоит рядом - высокий,
худощавый - и смотрит так приветливо, что у нее захолонуло сердце.
- Я осмелился подойти, потому что увидел ваше необычайно озабоченное
лицо. Наверное, такие тревожные мысли посетили вас, что вы оказались как
будто в тени туч, хотя вокруг солнце. Не могу ли я вам чем-нибудь помочь?
- Чем же вы можете помочь, - вздохнула она.
- Чем угодно. Давайте вместе бороться с вашим настроением. Сейчас
пойдем, например, в ресторан, выпьем, потанцуем, а потом будем песни петь,
на весь зал, когда вокруг все напьются.
Она посмотрела на него: не издевается ли? Но у него было внимательное
и участливое лицо, и говорил он серьезно, хоть и улыбался. В ресторане она
не была с выпускного институтского вечера - не одной же туда идти, да и не
было особого желания.
По дороге он бережно держал ее под руку, и ей казалось, что с миром
что-то случилось - изменился свет солнца и цвет домов, от волнения было
трудно дышать, и она почти ничего не говорила. "А, хоть десять минут так
прожить, а потом пропади все пропадом".
Она тем не менее замечала, что почти все встречные женщины смотрят
внимательно на ее спутника, а некоторые даже оглядываются вслед. То же
самое продолжалось и в ресторане, где они пили, танцевали, а потом он и в
самом деле начал петь, довольно громко, когда уже ушел оркестр и погасили
большой свет, изображая вдребезги пьяного человека, а она от души
хохотала. Потом он проводил ее домой, сам напросился на чашку чая, сам
попросил оставить его ночевать, и она, конечно, согласилась. Проснувшись в
пять утра, она долго смотрела на него, и ей было страшно от внезапности
свалившегося на нее неожиданного жуткого счастья. Он спал спокойно, как
спят дети, и его дыхания было почти не слышно. Часы пробили уже девять, но
она по-прежнему лежала, боясь шелохнуться, понимая, что он проснется,
встанет и уйдет навсегда.
Но, проснувшись, он не пожелал никуда уходить, а, наоборот, попросил
разрешения пожить у нее некоторое время.
- Вы с же



Назад