f3bc5676

Губин Валерий Дмитриевич - Персональная Планета



Валерий Дмитриевич ГУБИН
ПЕРСОНАЛЬНАЯ ПЛАНЕТА
Фантастический рассказ
- Телепатией не увлекаетесь?
- Упаси Боже!
- А к телекинезу склонность есть?
- Никоим образом!
- Ясновидение?
- Не верю я в эту чушь!
- Ну что ж, беру вас в команду. Вылет десятого с Западного
космодрома. Отправляйтесь туда сегодня, ознакомьтесь с кораблем,
перетащите вещи.
Так капитан Большая рука беседовал с каждым из кандидатов, явившихся
по его объявлению. Большинству отказывал - либо совсем старые и больные,
либо давно бросили летать, не знают новой техники. Наконец двадцать
человек были набраны, двадцать из ста семидесяти стариков, откликнувшихся
на объявление: "Приглашаю космонавтов-пенсионеров, одиноких, на постоянное
место жительства на открытую мной планету с прекрасным мягким климатом,
где можно спокойно и счастливо, в дружеской компании провести последние
годы жизни".
Все двадцать были примерно одного возраста - пионеры межзвездных
перелетов, даже клички свои, модные в те годы, сохранили: Железный
организм, Межзвездный бродяга, Интеллигентный парень и т. д.
Они собрались на космодроме еще до рассвета, продрогшие от утренней
сырости, шмыгающие красными носами, но отчаянные и готовые на все. Они
решились навсегда оставить Землю, где родились и провели солидную часть
жизни, и теперь сам черт им не страшен. Несмотря на холод, в корабль никто
не забирался, ждали капитана. Тот, поднявшись на трап, оглядел свое
пенсионное воинство, которое радостно приветствовало его трудно
распрямляющимися руками, пересчитал все головы и обнаружил на одну больше.
- Эй, сэр, - спросил он маленького мужичка, прилепившегося сбоку к
толпе, - кто вы такой и что вам нужно?
- Раньше меня звали Задумчивый крепыш. Я психолог. Ходил с Красной
головой, имею награды.
- Вообще-то психолог мне не нужен.
- Возьмите меня, капитан. Коллектив у вас тяжелый, все пожилые,
столько обид и комплексов у каждого. Психолог вам пригодится.
- Возможно, вы и правы, - задумался на минуту капитан. - Ладно, так и
быть. Загружайтесь, ребята, - махнул он рукой и исчез в темном проеме.
Все собрались в кают-компании, и капитан долго рассказывал о том, как
нашел планету и где она находится.
- Сначала идем прямо на Глоб, не доходя два парсека, берем курс на
Талдом II и, наконец, подойдя вплотную, поворачиваем на четвертую звезду в
созвездии Веги. У этой звезды есть планета.
- Но ведь это за пределами зоны? Там никого нет. Если что случится,
нам никто не поможет.
- Конечно, за пределами. Вряд ли в зоне остались еще планеты,
необитаемые и пригодные для жизни. И никто нам не поможет, если что - это
правда. Отказаться не поздно, если боитесь.
Они стартовали только к полудню. На космодроме шел дождь, было тускло
и серо, провожающих не было.
Потянулись долгие унылые месяцы космического рейса. Команда, несмотря
на возраст, работала четко и слаженно, а монотонность труда скрашивалась
необычной целью, надеждой на обетованную землю. Раз в неделю они
собирались вместе, и Задумчивый крепыш умело и тактично вызывал
кого-нибудь на откровенный разговор, и обычно человек доверчиво
рассказывал, как правило, одно и то же - о своей несложившейся личной
жизни, о том, почему он к старости остался одиноким и никому не нужным.
Все жарко сочувствовали рассказчику, и тот будто сбрасывал камень с души,
оживал, светлел лицом. Крепыш к тому же знал массу анекдотов, и каждый
вечер заканчивался повальным хохотом.
Капитан позвал психолога в рубку в тот момент, когда они выходили из
зоны



Назад