f3bc5676

Губин Валерий Дмитриевич - Ночные Разговоры



Валерий Дмитриевич ГУБИН
НОЧНЫЕ РАЗГОВОРЫ
Фантастический рассказ
Вторые сутки я продирался сквозь Мещеру, обходя бесчисленные болота и
подолгу застревая на привалах - то мой примус не хотел работать, то вокруг
оказывалось слишком много крупной сладкой черники. Первоначально я
рассчитывал пройти от Рязани до Касимова в три дня, но, вероятно,
переоценил свои возможности, ибо к данному времени я, по моим подсчетам,
не прошел и половины пути.
Давно пора было останавливаться, разбивать палатку, стремительно
накатывался вечер, но я все не решался - то место не нравилось, слишком
сыро и много комаров, то чересчур темно и мрачно. Наконец, с первыми
сумерками я, совершенно измотанный, вышел на довольно широкую симпатичную
полянку, снял рюкзак и опустился рядом. Птицы уже улеглись, лес затих, а
прямо над поляной медленно проплывало огромное, пышное облако, красное с
одного боку от заката. Ни ставить палатку, ни раскочегаривать примус не
было сил, да и есть не хотелось. Решившись отложить все на утро, я вытащил
матрас, надул его и задвинул под огромную раскидистую ель, затем влез в
спальник и, перед тем как улечься, оглядел свои владения. Поляна
представляла собой ровный треугольник, точно по углам которого стояли три
ели. Все три гораздо выше и мощнее остальных деревьев. Под одной из них
лежал я.
"Что-то есть в этом неестественное, как будто кто-то нарочно так
аккуратно вырубил в лесу треугольник и расставил эти ели по углам. Может,
сюда вертолет садится, привозит продукты лесникам по воскресеньям?"
Уже совсем стемнело, но две ели по краям были видны хорошо. Мрачные и
величавые, они вдруг показались мне великанами, которые стоят и ждут,
когда я засну, чтобы подойти. Страх шевельнулся во мне, я лег, закрыл
глаза и стал вслушиваться в лес. Еле слышно пробежал по верхушкам ветерок,
какая-то птица завозилась в ветвях и пискнула. Чувство неведомой
опасности, поселившееся от вида грозных, настороженных елей, не проходило,
и поэтому я старался не спать, а слушать. Но спать хотелось нестерпимо, я
буквально проваливался в сон, однако сознание сопротивлялось, и я лежал
так с полчаса в каком-то непонятном забытьи, то ли спал, то ли грезил.
Временами я уже видел отрывки снов, временами открывал глаза и смотрел на
редкие звезды над поляной.
"Так можно промаяться до утра, чего я, в самом деле, боюсь? Здесь
никого нет. Даже если кто придет, он меня под елью не увидит. Надо
заставить себя ни о чем не думать".
Я замер и попытался представить себе какой-нибудь образ, чтобы,
сосредоточившись на нем, собраться и успокоить мысли. И тут же перед
глазами возникла вся поляна сразу, какой я ее увидел еще до темноты:
загадочно ровная, с высоченными елями по углам и высокой травой, примятой
местами ветром. Потом на поляну вышел лось и стал внимательно смотреть в
мою сторону. Я понял, что уже сплю, хотя все еще слышу все звуки вокруг.
Слышу, как снова пробегает ветер, и лес начинает глухо гудеть, недовольный
тем, что его разбудили. И потом я вдруг начал слышать еще что-то, как
будто совсем рядом со мной разговаривают, только не словами, но
разговаривают - я явственно слышу голоса, вернее, легкое гудение, в
котором все время меняется тональность, как в разговоре человека. Я
попытался проснуться, чтобы посмотреть - кто здесь гудит, но все тело было
налито густой сонной тяжестью. Я вслушивался изо всех сил в разговор и
вдруг стал понимать его, причем было такое впечатление, что говорят во
мне, хотя звуки явно доносились снар



Назад