f3bc5676

Губер Борис - Шарашкина Контора



Борис Губер
ШАРАШКИНА КОНТОРА
I
По утрам над крышами плывут низкие звуки гудков. Вереницами спешат - серые в
легком тумане - фигуры, и глотают их, одну за другой, железные, кованные ворота.
Красные столбы труб лезут вверх, к белесому небу. Тает над ними дымок.
Весь день уходит, светлый и радостный, в шопоте нитей, в стрекоте станков, в
плавном гуле машин. Хриплый свисток вещает конец.
Снова обсаженные деревьями улицы, кирпичные стены, сетки оконных переплетов.
Тяжелые ломовики трясутся на полках, грохотом колес своих покрывая далекий рокот
городского центра. Ползет сизый, как табачный дым, вечер. Загораются огоньками
громады домов. Белый свет льется обильно и ровно освещает ряды молодых голов,
низко склоненных над столами. Проворно бегают по бумаге карандаши.
Растекаются по улицам шумы. Быстро движутся люди. Трамваи, гремя, летят мимо
сверкающих лаком моторов, обгоняют, заливаются торжествующим звоном, роняют
где-то в темноте над собою синие искорки. Кафе и кино расцвечены огнями,
афишами, вывесками. Сияют ярко витрины, и горы товаров улыбаются через стекло.
Пахнет недавно отошедшим летним днем, асфальтовой гарью, перегорелым бензином,
краской, известью. Все сливается в один яркий и пряный букет...
Живет город... Дышит...
Серый город! Прекрасный город!..
С зимой, самое дорогое позади осталось: Москва.
II
Зина написала домой коротко и холодно: "Сократили, работы нет. Приеду во
вторник".
Сидя в вагоне, прижалась к стене. Глядя через индевеющее стекло на летящие мимо
снега, вспоминала - про все. Прощалась. Знала - надолго. И плакала тихонько, без
слез...
Гремя, отдуваясь паром, щеголяя тремя новенькими вагонами, прикатил поезд к
Веселой. Постоял минутку - и дальше. Густыми белыми клубами отставал от него
дым. Раннее морозное утро переливалось синими, зелеными и желтоватыми - от
встающего солнца - тонами. Березы вдоль линии, стриженые акации за желтеньким
вокзальчиком, лохматые крестьянские лошаденки - за ночь крепко напудрились
инеем. Накатанная дорога блестела стеклянно, вилась, уходила полем к лесу. Зину
встретил отец, ласково усмехаясь в лохмы заледенелой своей бороды. Не торопясь,
круглыми и плотными словами расспрашивал про город, про дорогу. Зинины ноги в
ботиках заботливо укутал дерюжкой. Садясь в головяшки саней, подвел итог.
- Дома-то способней!
Ехали долго, - полем, лесом, перелесками. Степугино залегло далеко от города,
далеко от железной дороги. Село большое, раскидистое, а толку мало: тонет в
лесах и бездорожьи летом, в снегах бесконечных - зимой. Спряталось в сугробах, в
ветлах и елях, попыхивает дымком, скрипит колодезными шестами. По вечерам ревет
гармошкой Сеньки-сапожника, играет в козла, зарывшись в блох и шубы, спит долгим
и липким сном. На беседах и домовниках скучают, танцуют "подзефир" и "светит
месяц с тремя фигурами", лузгают семечки.
Снова в полузабытье окунулась Зина. Медленно шел ее день. Утром, идя за водой,
вспоминала про недалекое еще счастье. Про красные стены... Дома, в спертом
избяном тепле, тоскливо глядела на усатых тараканов и на бородатых святых.
Мачеха ворчала, злобные на нее кидала взгляды, называла дармоедкой. Как в
тумане, прошли первые дни.
К святкам приехала Лида Трибесова, более счастливая, удержавшаяся в Москве.
Приезд ее оживил и обрадовал Зину: Лида привезла с собой звонкий смех, молодые
черные глаза и ворох разных новостей. Товарки встретились радостно, говорили без
конца. Зина чуть не заплакала, слушая рассказы про городскую жизнь и про




Назад