f3bc5676

Губарев Владимир - Фантом



Владимир ГУБАРЕВ
"ФАНТОМ"
Сюжет этой повести родился в Чернобыле. Конечно, у ее героев есть
прототипы, но я не ставил себе целью точно следовать за конкретными событиями
и характерами реальных людей. Литератор обладает правом на художественные
обобщения, и этим я воспользовался...
Автор
Журнальный вариант.
Сначала появляется зарево. Оно разгорается, и вот уже ослепительно белый
вал катится к городу. Огонь обрушивается на дома, улицы, вспыхивают стоящие у
тротуаров автомобили...
Огненный вал прокатывается по городу. Остается только потрескавшаяся,
будто в морщинах, земля и одинокая фигура девушки в белоснежном платье. Она
бредет по уже не существующей улице, и Кардашов узнает свою дочь - Марию...
Эрик Николаевич просыпается. Проводит ладонью по лбу, на котором выступили
капельки пота, протягивает руку к выключателю. Часы показывают половину
третьего. Он тяжко вздыхает и медленно встает.
На кухне Эрик Николаевич ставит кофе, закуривает и смотрит в окно на
спящий город. В одном из окон горит свет, мелькают за занавесом тени -
танцуют. Наверное, там свадьба.
Из спальни выглядывает Светлана.
- Опять? - спрашивает она. Он молча кивает.
- Я принесу снотворное.
- Это же вредно, - возражает он.
- Но ты теперь не заснешь. Бессонница вреднее. Врачу можешь поверить.
- Неси... Но чашку кофе я все-таки выпью.
- Я сейчас. - Светлана исчезает. Вновь этот сон. Он приходит редко,
два-три раза в год... Один-единственный сон... Других не бывает... Ведь добрых
два десятка лет прошло с тех пор, когда он, Кардашов, еще совсем молодым
инженером приехал на полигон в Семипалатинск. Там он увидел этот самый
огненный вал.
- Самое страшное - термоядерная война, - сказал вслух Эрик Николаевич, и
Светлана, войдя на кухню, услышала эту фразу.
- Опять?
- Я всегда буду это повторять, потому что действительно ничего страшнее
нет.
- Выпей таблетку и забудь... - Светлана протянула ему снотворное и воду в
стакане.
- Ты, Светка, у меня красивая!
- Не подлизывайся... Лучше дай мне поспать, в семь уже вставать...
- Нет, я серьезно!
- Ну, хорошо. Возражать не стану. Раз ты так считаешь... Пей.
И в это мгновение раздался резкий телефонный звонок.
Светлана сняла трубку.
- Слушаю... Да, да, дома... Нет, не спит... Конечно же, странно... Тебя. -
Она протянула трубку мужу.
Кардашов услышал взволнованный голос ночного директора станции.
- Эрик Николаевич!.. Тут что-то непонятное... Тимофеев приказал немедленно
вам сообщить... Фон вырос в пятьдесят раз...
- Выброс? Где? На первом блоке? - быстро спросил Кардашов.
- В том-то и дело, что не у нас. Тимофеев так и сказал: "Передай Кардашову
- не у нас"...
- Где он? Где он сам?
- Куда-то уехал. Сказал через полчаса будет здесь... Считает, что...
- Подробности потом. Буду через двадцать минут... Вызов по форме два,
понял? Не по первой, а по второй... Только руководство АЭС, понял?
- Форма - два... И еще: на юге области выше втрое, зафиксирована "грязь".
Это данные из гидромета...
- Действуй, Кузьмич! И начальника гражданской обороны не забудь. А пока
никому ни слова, ясно?
- Так точно! - ответил ночной директор.
Кардашов налил кофе, стоя выпил его. Светлана молча следила за каждым его
движением. Наконец, она не выдержала:
- Что все-таки случилось?
- Не знаю. На всякий случай предупреди свое руководство, чтобы были
наготове... Тревога по форме - два. Поймут... - Кардашов направился в ванную,
быстрыми, привычными движениями намылил щеки. Начал бриться.
- Ты можешь прямо сказат



Назад