f3bc5676

Грушко Елена - Голубой Кедр



Елена Арсеньевна ГРУШКО
ГОЛУБОЙ КЕДР
Фантастическая повесть
Лебедев проснулся - ему послышался звонок. В дверь ли, телефонный ли
- не понял. Полежал немного, прислушиваясь, - тишина. Может быть,
вернулась мать? Но у нее есть ключ, к тому же, самолет из Свердловска
прилетает днем, да и вообще, она собиралась погостить у сестры еще неделю.
Звонков больше не было. Ох уж эти ночные призраки, всегда
вскидываешься всполошенно, сердце бросается вскачь со смутным ожиданием -
чего?.. Ну, у каждого свое несбывшееся.
Было тихо. За окнами стояла глубокая чернота - наверное, еще глухая
ночь. Николай закрыл глаза, но сон, оказывается, исчез, а на смену ему
пришли мысли о новом материале, который Лебедев взялся писать. В редакцию
газеты, где он работал, обратился преподаватель местного университета. В
краевой научной библиотеке, рассказал он, есть редкие книги, изданные в
прошлом веке и более не выпускавшиеся, однако получить такую книгу даже
для работы в читальном зале невозможно. Когда Лебедев позвонил директору
библиотеки, открылась довольно грустная картина. Старые, уникальные
издания в библиотеке действительно были - и действительно, доступа к ним
не было никому, даже самим библиотекарям, потому что книги те не стояли в
порядке на стеллажах, а лежали связанными в неподъемные и неразборные
пачки: места для хранения их просто не было, новые поступления "выживали"
старые издания. Лебедев, естественно, удивился и отправился в библиотеку
"на экскурсию". Оказалось, что "гордость края", "хранилище богатств
человеческой мудрости", "кладезь знаний" и проч. находилась в отчаянном
состоянии, которое тем не менее, очень мало волновало "отцов города".
Посмотрев по генеральному каталогу, какие богатства лежат мертвым,
недоступным грузом в подвалах, Лебедев почувствовал, что у него губы
пересохли от возмущения. Он вспомнил разговоры о критическом положении
библиотеки Географического общества, хранилищ краеведческого музея...
Картина складывалась типичная - а оттого еще более драматическая.
Он схватился за этот материал с особенным увлечением, и вот сейчас
вся фактура была собрана, оставалось только сесть и написать.
Лебедев представил, как четко сформулированная мысль, воплотившись в
горькое, взволнованное, порою язвительное - и этим особенно убедительное
слово, ляжет на бумагу, - и у него стало тепло на сердце. Давно он такого
не испытывал. Захотелось начать работать немедленно, и он встал. Тепло
оделся, и в свитере, джинсах, шерстяных носках (отопительный сезон еще не
начался, а похолодало резко, из незаклеенных окон несло сквозняком), пошел
на кухню. Пил кофе, наслаждаясь его ароматом, потом услышал, что за дверью
кто-то возится. Вот это да... Значит, все-таки был звонок?
- Кто там? - спросил Лебедев.
Сопело, урчало, царапалось.
- Кошка, что ли?
Хрипло мяукнуло.
Николай принес из холодильника кружок колбасы и открыл дверь. Серая
толстая кошка проскочила в коридор квартиры так стремительно, словно за
ней гналась стая собак. Ну надо же!.. Лебедев взял в ванной швабру и,
сердито жуя колбасу, пошел выгонять непрошенную гостью.
Полазив за шкафами и диванами, потыкав шваброй во все углы, он
наконец догадался, что кошка успела прошмыгнуть на кухню. Вошел туда - и
чуть не ахнул: на табурете у стола сидел старик, Лебедев оглянулся - дверь
на площадку все еще была отворена. "Значит, вошел, пока я гонялся за
кошкой, - объяснил себе Лебедев неожиданное явление, - а она тем временем
убежала".
- Потерял чего, мил-чело



Назад