f3bc5676

Гроссман Василий - Птенцы



Василий Семенович Гроссман
Птенцы
Горы над морем были высокими, и людям, глядевшим с берега на их вершины,
приходилось придерживать рукой шляпы и тюбетейки.
На берегу находились дома отдыха и деревня, где летом жили московские и
ленинградские "дикари".
На нижних склонах гор имелись клочки распаханной земли. Выше на горной
круче росли заросли карагача, кизила, дикой груши, колючки; изредка по
пустынной дороге скрипя ползла арба, груженная кривыми, как змеи, дровами.
Еще выше на круче, среди каменистых обрывов, стоял сосновый лес. Лес
всегда был сумрачным, пустынным, то печально, то грозно шумел.
А над лесом высились отвесные скалы, шумели ледяные ручьи, в каменистых
расселинах лежал зернистый снег, он не таял и в летнюю жару.
Редко, раз в несколько лет, альпинисты добирались с помощью веревок и
железных кошек до горных вершин.
Взобравшись на вершину горы, человек испытывал гордость. Под его ногами
лежало море, и казалось, глаз мог различить туманный, таинственный берег
чужой страны. Победа над высотой доставляла людям счастье, но они почему-то
стремились поскорей спуститься вниз.
На скале жили орлы.
Когда ревела буря, орлиные гнезда, сложенные из толстых сучьев, колыхались
и поскрипывали.
Орлы после охоты сидели на скалах, дремали, прочищали клювы, отрыгивали
птичьи перья и заячьи кости, оглядывали каштановыми глазами пространство.
Здесь, на каменных вершинах, они рождались, старились, умирали. Огромность
простора, слепящий свет, жгучая чистота воздуха были привычны и милы им, как
привычен и мил теплый чавкающий сумрак для болотных лягушек.
Часами парили орлы в воздухе и вдруг, словно наискось пущенный с неба
камень, падали на землю, и воздух выл от стремительной скорости их падения.
В эти мгновения их клювы, веки, лапы холодели, а сердца горели. Схватив
добычу, они спешили покинуть низину. Цветущие поляны были тошны им.
Молодая орлица высиживала птенцов. Иногда, не выдержав томительного
сонного покоя, она улетала вместе с орлом поохотиться.
Он радовался, что подруга снова с ним, но материнская
тревога заставляла ее возвращаться в гнездо.
Старые орлицы, пролетая в отсутствие молодухи над гнездом, покачивали
головами. Им многое не нравилось здесь. Необычного цвета были лежавшие в
гнезде яйца. Неосмотрительно построил молодой орел свой дом на краю
площадки, до которой добирались люди.
Вскоре в гнезде будут птенцы, ведь к ним может подобраться человек, дикий
кот, змея.
Но опасения старух оказались напрасны.
Молодая мать благополучно высидела своих птенцов.
Ни у кого не было таких красивых, милых детей! На них были желтые пуховые
шубки, их круглые глаза блестели весело и задорно. Они легко научились
выбираться из гнезда, стремительно двигались по площадке, ловко прыгая с
камня на камень, расшвыривали своими когтистыми ножками щебенку, выискивали
высокогорных мошек и мелких жучков.
Один птенец был побольше. Мальчик и две девочки - удачное сочетание.
Сестры неотступно ходили за братцем, оглядывались на него.
Соседи прилетали полюбоваться малышами, таких складных птенцов никогда еще
не видели на горных вершинах.
У малыша на голове появилась красная шапочка, он не сутулился, как другие
орлята, ходил грудью вперед. Орлица, гордясь, все поглядывала на
мамаш-соседок.
Отец, после охоты сидя на камне, наблюдал, наблюдал своих детей.
Он заметил, что высота, обычно влекущая детей, пугала его сына и дочерей.
Если птенец в погоне за мотыльком подбегал к краю пропасти, он пятился и
по-смешному, не



Назад