f3bc5676

Гроссман Василий - Из Окна Автобуса



Василий Семенович Гроссман
Из окна автобуса
Автобус подали после завтрака к подъезду дома отдыха Академии наук.
На турбазе для поездки ученых выделили лучшего работника - образованного и
умного человека.
Как приятен перед поездкой этот миг неподвижности - люди уселись,
притихли, глядят на пыльные пальмы у входа в столовую, на местных франтов в
черных костюмах, на городские часы, показывающие неизменно абсолютное время
- шесть минут четвертого.
Водитель оглянулся - все ли уселись. Его коричневые руки лежат на баранке.
Ну, поехали...
И вот мир открылся перед людьми: справа пустынное море - не то, оставшееся
за спиной, море купальщиков и прогулочных катеров, а море без берега, море
беды и войны, море рыбаков, боцманов и адмиралов.
А слева, среди пальм, бананов, среди мушмулы и магнолий, домики, обвитые
виноградом, каменные заборы, огородики, и вдруг пустынные холмы, кусты,
осыпанные красными ягодами шиповника, дикий хмель в голубоватом, туманном
пуху, библейские кроткие овцы и дьяволы - козлы на желтых афро-азиатских
осыпях - и снова сады, домики, чинары, хурма...
А справа одно лишь море.
И вот автобус круто сворачивает, дорога вьется рядом с рекой, река вьется
в узкой долине, горы ее зажали с двух сторон.
Как хороша эта дорога! Можно ли передать огромный размах земной высоты и
земной глубины, это соединение: рвущийся вверх мертвый гранит и мутный,
зеленоватый сумрак в ущелье, застывшая тишина и рядом звон, плеск горной
реки.
Каждый новый виток дороги открывает по-новому красоту мира. Нежный
солнечный свет легко лежит на голубоватом асфальте, на полукруглой воде,
скользящей по круглым камням. У каждого пятна света своя отдельная жизнь, со
своим теплом, смыслом, формой.
И то ли постепенно, то ли вдруг, душа человека наполняется своим светом,
ощущает самое себя, видит себя в этом мире с пустынным морем, с садами, с
горным ущельем, с пятнами солнца; этот мир - она и не она, - она его видит,
то ли не видит, она полна сама в себе покоя, мыслит и не мыслит, прозревает
глубины жизни и близоруко, слепо дремлет. Она не думает ни о чем, но она
погружена в глубину бОльшую, чем та, в которую может проникнуть межзвездный
корабль.
Дивное состояние, подобное счастью ящерицы, дремлющей на горячем камне
вблизи моря, кожей познающей соленое тепло воздуха, тень облаков. Мудрость,
равная счастью паучка, застывшего на нити, протянутой между двумя
травинками. Чувство познания жизненного чуда теми, кто ползает и летает.
Время от времени автобус останавливался, и Иван Петрович, экскурсовод,
негромко, словно боясь помешать кому-то в горах, рассказывал о геологической
истории абхазской земли, о первых древнейших поселениях людей.
Участники экскурсии спрашивали Ивана Петровича о множестве вещей - он
рассказывал и о нравах горной форели, и о храмах шестого века, и о проекте
горной электростанции, и о партизанах времен гражданской войны, об
альпийской растительности, о бортничестве и овцеводстве.
Ивана Петровича чем-то тревожил один пожилой человек - во время остановок
он стоял поодаль от всех и не слушал объяснений. Иван Петрович заметил, что
все путешественники часто поглядывают на этого пожилого, неряшливого
человека.
Экскурсовод спросил:
- Кто сей дядя?
Ему шепотом назвали знаменитое имя. Ивану Петровичу стало приятно -
исследователь сложнейших вопросов теоретической физики, создатель нового
взгляда на происхождение вселенной участвует в его экскурсионной группе. В
то же время ему было обидно: знаменитый уче



Назад