f3bc5676

Гроссман Василий - Годы Войны



ВАСИЛИЙ ГРОССМАН
ГОДЫ ВОЙНЫ
СОДЕРЖАНИЕ
Волга - Сталинград
Душа красноармейца
Сталинградская битва
Власов
Глазами Чехова
Направление главного удара
Сталинградское войско
Жизнь
Добро сильнее зла
Треблинский ад
Творчество победы
Пехотинец
Дорога на Берлин
Дорога
Авель
Сикстинская мадонна
Записные книжки
А. Бочаров. Записные книжки Василия Гроссмана
ВОЛГА - СТАЛИНГРАД
Долог путь от Москвы до Сталинграда. Наша машина шла фронтовыми
дорогами, мимо прелестных рек и зеленых городов. Мы ехали пыльными
проселками, укатанными грейдерами; ехали яркими синими полднями, в горячей
пыли, и на рассвете, когда первые лучи солнца освещают пышно налившуюся
краской рябину, ехали ночью, и луна и звезды блестели в тихих водах
Красивой Мечи, золотой рябью плыли по молодому быстрому Дону.
Мы проехали через Ясную Поляну. Вокруг яснополянского дома пышно
разрослись цветы, через открытые окна в комнаты входило солнце, и
свежебеленые стены сияли. Лишь плешины на земле возле могилы, где немцы
закопали восемьдесят убитых, да черные следы пожара на дощатом полу дома
напоминали о немецком вторжении в Ясную Поляну. Дом отстроен, снова цветут
цветы, снова торжественна своей великой простотой могила; тела вражеских
солдат отвезены от нее и похоронены в огромных воронках от тяжелых немецких
фугасок, упавших на яснополянскую землю. И места эти поросли сырой болотной
травой.
А мы едем все дальше по прекрасной земле, охваченной тревогой войны.
Всюду: на полях, во время пахоты и молотьбы, за лошадьми, впряженными в
плуги, на тракторах и комбайнах, за рулем грузовиков, на опасной, тяжкой
страде прифронтовых разъездов трудится русская женщина. Это она первой
вбежала в подожженный немцами яснополянский дом, это она ровняет лопатой не
имеющую конца-края дорогу, по которой идут танки, боеприпасы, скрипят
колесные обозы. Русская женщина приняла на свои плечи тяжесть огромного
урожая - сняла его, связала в снопы, обмолотила зерно, свезла на ссыпной
пункт. Ее загорелые руки не знают покоя от зари до зари. Она правит
прифронтовой землей. Подростки и старики помощники ей. Нелегко дается
женщине работа. Вот, утерши пот, помогает она лошадям тащить вязнущую в
песке груженную тяжелой медью зерна подводу. Стучит топором на
лесозаготовках, валит толстые стволы сосен, водит паровозы, дежурит на
речных переправах, носит письма, до зари работает в конторах колхозов,
совхозов, МТС. Это она по ночам не спит, ходит вокруг амбаров, стережет
свезенное зерно. Она не боится великой тяжести труда, она не боится ночной
прифронтовой жути, глядит на дальний свет ракет, покрикивает, стучит в
колотушку. Шестидесятилетняя старуха Бирюкова ночью пошла караулить амбары,
вооружившись окованным железом сковородником, а утром, смеясь, рассказала
мне: "Темно, луны еще нет, один прожектор ходит по небу. Только я слышу -
подбираются какие-то к амбару, замок пробуют. Сперва испужалась, думаю: что
я, старуха, им, окаянным, причинить могу? А потом, как вспомнила, каким
потом кровавым мои дочки этот урожай для моих сынов собрали, подошла тихо,
наставила свой сковородник, да как зареву почище городового: "Стой, ни с
места, стрелять буду!" Ну, они так и ахнули в бурьян, зашумели. Отбила я их
сковородником от амбара".
Нелегко трудится русская женщина, принявшая в свои руки громаду труда
в поле и на заводе. Но тяжелей трудовой ноши та тяжесть, которую несет ее
сердце. Она не спит ночи, оплакивая убитого мужа, сына, брата. Она
терпеливо ждет письма от пропавши



Назад