f3bc5676

Гросс Павел - Проект - В (C) (Деформация Вельзевула (C)) (Фрагмент)



Павел Гросс
Проект - В(c)
(Деформация Вельзевула(c))
Часть - 1
1972 год. Дальний Восток, бухта Сахалин, бухта Тихая...
Багровый шторм
Шторм бушевал, словно разгневанный, голодный хищник. Волны, вытягиваясь в
гигантские, неприступные стены, замирали на мгновение и... с ревом
обрушивались на маленькую рыболовецкую шхуну "Восторг"...
- Ну же, ну, - кричал промокший донельзя капитан, - подтяните скорее сети,
олухи царя небесного! Еще немного и нас затянет на дно...
Кораблик на секунду замер, а потом резко рванулся к суровым, непроглядным
небесам. Матросы, а их было трое, проскользили по поверхности палубы и все
разом вцепились в спущенную в мутную, бурлящую воду, сеть...
Ветер продолжал неистовать. Он ревел и крутил, поднимая над поверхностью
бухты водопады соленой воды. Подхватив их, он проворачивал их в воздухе и
кидал снова в морскую пучину. Матросы тянули снасти и кричали, изредка
выплевывая вместе с отвратными каплями морской воды страшные ругательства.
- Мать твою, - заорал, безумно выпятив глаза, матрос со шрамом на щеке, -
эти уроды - метеорологи... А капитан - сука! Идти в море, видя, что
надвигается ураган... Если останусь живым, задушу его или, привязав к
мачте, буде бить багром по почкам до тех пор, пока он не сдохнет. С-у-к-а!
В следующее мгновение все моряки обернулись на странный треск, слышимый у
них за спинами...
Ужасно блеснула молния, проскрипев по темному небу отвратными когтями
смерти. Прямо над головой послышались ужасные раскаты грома... еще
мгновение и...
- А-а-а, - кричал кто-то, глядя на горящую по середине мачту, - в
сторону... все в сторону!
Матросы отскочили к противоположному борту, как раз в тот момент, когда
объятая языками пламени мачта согнулась пополам и... рухнула прямо на
капитанскую рубку. Послышался грохот. Сверкнувшая через секунду молния
осветила раздавленную в лепешку корабельную надстройку. Из-под двери
торчал обрубок капитанской руки, под которой виднелась багровая лужица
крови. Бородач - матрос взметнул к небу обе руки и, рухнув на колени на
палубу, прокричал, прилагая последние усилия, стараясь перекричать адский
шторм:
- Боже! Если ты есть... сохрани наши души! Сохрани...
Корабль вздрогнул, застыл на месте, а потом... разломился, словно щепка на
две половины. Вода, кругом была багровая от крови вода и ничего больше...
Бабушка Борислава присела на краешек кровати, застеленной скудным,
протертым до дыр одеялом. Она ласково улыбнулись маленькой девочке, с
роскошными локонами золотых волос, и прошептала ей на ухо:
- Не бойся, моя дорогая, моя милая Алисочка. Они - взрослые, очень часто
совершают такие вещи, о которых тебе лучше не знать...
Старушка снова улыбнулась и провела морщинистой рукой девочке по голове.
Алиса как-то особенно тяжело вздохнула и, повернувшись на бок, тихо, едва
шевеля губами, произнесла:
- Д-а-а... А-а-х-х, а ты, бабуль, случайно не знаешь, любят они меня или
нет? Ты ведь у меня такая умная...
Бори слава Нагаевна закатила глаза, и, не глядя на внучку, ответила ей:
- Знаешь, не могу тебе точно ответить на твой вопрос. Не знаю! Но, скажу
одно, я твоих родителей сли-и-и-шком давно знаю и скажу точно, что они не
всегда были такими. Мама училась в институте в Москве, а отец - собирался
стать военным, но судьба... судьба жестока ко всем. Она никому, запомни,
никому не улыбается. Напротив, подкидывает каждому человеку испытания,
которые он - человек, либо проходит и становится счастливыми, либо
ломается и...
Она замолчала, пр



Назад