f3bc5676

Гросс Павел - Ягодка



Павел Гросс
Ягодка
(из цикла рассказов "Темные истории" (c))
Привет!
Ты снова заглянул на огонек, ко мне, в мой маленький, богом забытый
домишко?
Проходи, проходи, не заслоняй свет, здесь итак довольно темно. Только не
урони, пожалуйста, нож... Видишь его блестящий под светом настольной лампы
клинок? Это легендарное оружие. Оно принадлежит герою моего сегодняшнего
рассказа. Кто он, этот герой? Обычный маньяк-убийца...
Если хочешь проверить, просто потрогай его холодную, режущую подсознание
сталь!
Ты что, струсил? Не бойся, этого человека пока с нами нет. А значит мы с
тобой в полной безопасности.
Ну... или в почти полной...
- Вась, тут ерунда какая-то, получается, - сказал, присаживаясь на длинный
подоконник, лейтенант. - Одного не могу понять, этот наш Саша Лисицкий,
дурак или только притворяется?
Капитан милиции налил из графина воду в толстостенный граненый стакан, и,
пройдя вдоль стены, увешанной ксерокопиями фотографий преступников,
наконец, вымолвил:
- Уф-ф-ф, даже не знаю, что сказать. Психиатр говорит, что с его
состоянием все в порядке, но на деле...
Он залпом выпил содержимое стакана.
- На деле я вижу совсем другое. Он не понимает того, что натворил. Хотя...
похоже, все маньяки никогда не признают своей вины. Так что, Игорек,
придется нам немного попотеть над этим нашим кадром, бес ему в ребро.
- Слушай, - как-то задумчиво произнес Игорь. - А что он нам говорил про
статью в газете? Ты не проверял?
- Сейчас должна придти... - капитан на миг замялся. - Ну, эта... как ее
там, новая дознавательница.
- Ты имеешь в виду Иришу?
- Конечно. Кого еще можно послать в публичку за старыми газетами?
- Да-а-а-а, послать больше некого.
Лейтенант повернулся в сторону окна и, зажмурившись, громко захохотал.
- Скажи, ты что, и впрямь не обратил на Ирину никакого внимания?
Капитан немного смутился, но, не смотря ни на что, тут же парировал:
- Обратил, обратил. Как не обратить? Хорошие, однако, у нее ножки. Я бы
их, того... ну ты понял?!
- У-у-у, ну ты загнул. Знаешь, кто у нее папаша?
- Нет, и знать не хочу.
- А зря! Карта в руки, ее отец работает в главке. А ты: "но-о-о-ожки".
Тьфу, мелко плаваем, товарищ капитан! Тут бы, бац - бац и, как говорится:
в дамки.
Игорь встал и, подойдя к Василию, по-дружески похлопал его по плечу:
- Да не переживай, капитан. У тебя еще есть шанс реабилитироваться.
В этот момент дверь кабинета открылась и в нее почти бесшумно вошла
девушка лет двадцати пяти со стопкой старых газет в руках.
- Вот ребята, - тихо сказала она. - Нашла, наконец, то, о чем говорил
Лисицкий. Статья и впрямь есть, и, мне почему-то кажется, она довольно
любопытная.
- И чем же эта заметка показалась тебе... - капитан сделал
непродолжительную паузу и посмотрел на Игоря. - Ириша, любопытной?
- Не знаю, но, тут мистика какая-то точно присутствует.
Длинноногая красавица с белыми, как снег волосами села на стул, стоящий
возле одного из двух столов и элегантно, словно фотомодель, только что
сошедшая с подиума, забросила ногу на ногу, нечаянно оголив показавшийся в
высоком разрезе короткой юбки, краешек ажурных чулок. Она бросила газетную
стопку на стол.
- Мистика... До "Публичной Библиотеки" я добралась без приключений, но
потом. Представляете, я спрашиваю у библиотекарши: "Нет ли у вас газет
"Ленинградец" за 1977 год? Она отвечает: "Есть", и незамедлительно ведет
меня к стеллажам, заваленным доверху газетами и журналами. Потом она
находит нужный стеллаж и, приставив к нему стремянку на к



Назад